Домашняя страница » Архив раздела Жизнь общины » Метки » ашкинадзе

Архивы раздела „Жизнь общины”
Последние комментарии
Метки
Обнаружены материалы о первых бахаи Москвы

Галина Борисовна Ашкинадзе, историк-архивист, обнаружила в архивах материалы о первых бахаи Москвы. Об интересной находке и ее значении Галина Борисовна согласилась рассказать читателям блога «Архивы – память общины».

BA: Расскажите, что вам удалось интересного обнаружить в архивах?

Г.Б.: Несколько лет тому назад я искала в Центральном архиве города Москвы материалы о молитвенных домах адвентистов, реформатов и англиканской церкви. В этом архиве хранится фонд документальных материалов Административного отдела Моссовета – высшего органа государственной власти города Москвы, начиная с 1917 года. Отдел ведал регистрацией различных религиозных организаций.

Просматривая описи дел фонда, я случайно нашла дело о бахаи, выписала для себя ссылку на него, а потом заказала дело. Оно называется «О регистрации Бахаистского религиозного общества (Имеются удостоверения и разрешения на устройство молитвенных собраний. Краткие сведения о бахаизме. Списки членов Совета религиозного общества и членов бахаистского общества. 1925-1929 гг.)».

Самый ранний документ в деле относится к декабрю 1925 года. Это заявление трех уполномоченных московских бахаи: З. Намдара, Х. Лютфулаева и Г. Мирза-Заде, в Административный отдел Моссовета с просьбой зарегистрировать их общество в Москве. К заявлению прилагались «Краткие сведения о бахаизме» и анкеты, заполненные на часть бахаи, проживающих в Москве.

В деле имеются документы: о регистрации общества в 1925 году, удостоверения на право пользования помещениями для устройства молитвенных собраний, краткие сведения об истории возникновения Веры Бахаи и основных принципах этого учения, анкеты членов общины в Москве 1925, 1928 и 1929 годов, а также списки членов Совета бахаи 1929 года.

BA: Что побудило вас заинтересоваться этими материалами?

Г.Б.: Незадолго до этой находки я побывала в Израиле в Хайфе, где расположен Всемирный Центр Бахаи и замечательные сады бахаи. Все это было необычайно интересно. Я прочитала об этой религии в Интернете. Собираясь уезжать в Израиль, я вспомнила о своей находке и решила приехать туда с подарком.

Понятно, насколько важно для бахаи знать о найденных мною документах. Вначале я подумала, что они могут быть уже известны. А когда зашла на страницу в Интернете о московских архивах бахаи, обнаружила, что пока что там собраны, в основном, опубликованные материалы. А ссылок на архивные источники я не нашла. Правда, имеется инструкция о работе по выявлению архивных материалов. Тогда я поняла, что, скорее всего, эти документы бахаи не известны и заказала в архиве их ксерокопии.

ашкинадзе галина

BA: В чем значение найденных документов для общины бахаи?

Г.Б.: Выявленные архивные документы содержат малоизвестные исторические сведения о пребывании бахаи в Москве в 1920-е годы. Они воскрешают многие имена последователей бахаи, сохранивших свою религию, несмотря на сложную жизнь в условиях преследований, гонений и репрессий.

Это очень драматичная история. Судя по документам, можно предположить, что в 1925 году в Москве было около сорока бахаи. В 1925 году очевидно впервые была оформлена их официальная регистрация в качестве Бахаистской религиозной общины.

Инициатором ее создания и руководителем был успешный комиссионер Забиулла Намдар, в квартире которого проходили первые молитвенные собрания. Что удивительно, торговая контора З. Намдара находилась в двух шагах от Кремля, в Рыбном переулке. И, судя по всему, была вполне процветающей. Четверо бахаи работали у него в конторе. Секретарем общины стал Казем Казем Заде.

Я поняла большое значение этих документов. Они должны восстановить малоизвестные страницы истории бахаи. В литературе, в сборниках об истории нетрадиционных для России конфессий начала XX века, есть статьи о католиках, адвентистах, англиканской церкви, реформатах и др., но статьи о бахаи там нет. Я думаю, что подлинная история должна быть восстановлена в полном объеме. И бахаи должны занять в ней свое место. Ведь известно, например, что Лев Толстой отдавал должное уважение этой религии.

BA: Что в найденном больше всего заинтересовало лично вас?

Г.Б.: Эта религия настолько возвышенна и обращена к человеческим ценностям, что мне по душе ее идеология. И, хотя сама я не бахаи, но вполне готова согласиться с принципами этого Учения.

Оживает целая страница малоизвестной истории и в ней – преданные своим возвышенным убеждениям люди. Передо мной копии подлинных документов, которые они сами составляли, с их подписями.  И это не может оставить равнодушной.

BA: А что было самым трудным в работе?

Г.Б.: Было сложно работать. Страницы дела не были подшиты в хронологической последовательности. Более ранние из них попадались в конце. Пришлось разбираться в этом.

Кроме того, в 1920-е годы, когда во власть пришли «кухаркины дети», встречаются совсем безграмотно составленные официальные справки, с множеством грамматических ошибок. На некоторых документах отсутствуют даты. Пришлось восстанавливать хронологический порядок и датировать документы по изменившемуся возрасту людей, указанному в анкетах разных лет.

BA: Вы упоминали, что выполняли запросы для адвентистов и других религиозных объединений. Как вы считаете, почему бахаи не проводили такого исследования?

Г.Б.: Я думаю, что просто среди бахаи не нашлось архивиста или историка, человека увлеченного. Еще до того, как я нашла это дело, но еще не заказала его, я решила связаться с бахаи. Особенно после того, как прочитала у них на сайте инструкцию для бахаи по работе в архивах. Кто-то вполне профессионально это составил и подал. Подробно, совершенно замечательно, профессионально она написана. У меня появилась мысль, что среди бахаи есть кто-то, кто сможет этим заняться.

BA: Какое может быть продолжение подобных исследований?

Г.Б.: Пока живы потомки – а все они уже люди преклонного возраста – надо обязательно наладить с ними связь и попросить их написать свои воспоминания и биографию предков.  Это то, чем занимается Михаил Беккер.

Домашние архивы! И это все лежит. Люди не догадываются или им не до того, чтобы заняться этим серьезно. А главное, должен быть кто-то, кто это будет собирать.

BA: Это точно.

Г.Б.: Кроме воспоминаний и написания биографий, которые могли бы прислать потомки, надо искать в Государственных архивах в Москве, где хранятся фонды союзных и республиканских учреждений. Я искала только в городских архивах Москвы. В то время были республиканские комитеты и комиссии по делам религий. Надо смотреть эти фонды в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Имеются путеводители по архиву.

Был период, когда Москва и область имели одно административное управление. Надо посмотреть в Московском областном архиве. Там есть фонды по закрытию церквей и роспуску этих общин. Можно наметить пути исследования. И если будут какие-то энтузиасты, у которых есть время, то, пожалуйста, я могу подсказать, где искать.

Не знаю, как сейчас рассматриваются ходатайства религиозных организаций об установке в Москве мемориальных досок, но, мне кажется, это обязательно надо попытаться сделать. И установить такие доски, например, на домах, где проживали Забиулла Намдар и Али Акбар Фурутан. Кстати, у вас на сайте задается вопрос о том, где проживал г-н Фурутан. В анкете 1929 года указан его адрес: ул. Малая Пироговская, 10.

BA: Что вы планируете сделать со своей статьей и найденными материалами?

Г.Б.: Я написала о своей находке в Национальное Духовное Собрание бахаи России. Жду ответ. Планирую дополнить свой материал сведениями биографическими. Написать о дальнейшей судьбе бахаи. Тогда это будет более полно. Рассматриваю возможность опубликовать в Интернете, на сайте электронного научного семинара в Израиле.

Я уже к этой теме, к этим материалам, привязалась и не могу это просто так оставить.

Нельзя ограничиться этой случайной находкой. Можно искать дальше. Я могла бы подсказать, если найдется человек, который этим займется. Или, если есть возможность заказать эту работу, я могу связаться с архивистами, моими коллегами, которые работают в архивах. И они продолжат архивные поиски.

BA: Расскажите, пожалуйста, немного о себе.

Г.Б.: Я закончила Московский государственный историко-архивный институт. После окончания института работала в фототеке Музея архитектуры им. А.В.Щусева, затем в реставрационных мастерских «Союзреставрация». Это была архивная работа для свода памятников архитектуры Московской, Тверской и Ивановской областей. Последнее место работы – возглавляла группу архивистов в Центре историко-градостроительных исследований. В настоящее время – пенсионерка.

BA: Спасибо вам за рассказ и за проделанную работу! Хотите обратиться с каким-либо призывом к читателям нашего блога?

Г.Б.: Если вы располагаете какими-либо сведениями о первых бахаи послереволюционной Москвы или знаете адреса их потомков, напишите мне, пожалуйста.

(Ограничения письменного текста не позволяют передать интонации, которые слышались, когда загорался энтузиазмом голос человека, при рассказе об архивах и чудесных открытиях, которые можно в них совершить… Присылать письма для Галины Борисовны вы можете на наш адрес bahai@email.ru. Мы их ей передадим.) 

Информация взята с блога службы «Архивы — память общины»  http://bahaiarc.blogspot.ru/

Опубликовано 18 ноября 2013 г. в рубрике „

Контактная информация | Условия использования | Адинистративный раздел